ЕС Сельское хозяйство Страны

Литовским садоводаммогут запретить торговать семенами

Для садоводов и огородников Литвы могут наступить тяжёлые времена. Им запретят продавать или дарить семена овощей, цветов, зелени, саженцы плодовых кустов и деревьев. За нарушение новых правил – штрафы до 10 тысяч евро. Об этом сегодня, 11 сентября, сообщает правительственный корреспондент BALTNEWS.lt.

Официальная версия – начинается борьба за сохранение растений. Неофициальная – лоббирование интересов крупного бизнеса вступает в новую фазу, считают любители цветников, садов и огородов.

Госчиновники из Минсельхоза Литвы ссылаются на документы европейского бюро патентов. Оно запрещает торговлю незапатентованными  семенами, пусть даже они выращены в собственной теплице или на единственной гряде на садовом участке. Еврочиновники не исключают, что на садовых участках и в частных огородах могут появиться новые сорта растений. Если они не запатентованы, то хозяйственник начинает незаконно обогащаться, продавая их или раздаривая соседям.

Мелкие обработчики земли считают, что в Европейском союзе слишком много всякого рода ограничений, официальный Вильнюс в ущерб своему народу слепо следует указаниям из Брюсселя и других европейских столиц. Кто может определить, изменилось или не изменилось растение, много лет подряд высеиваемое на одном и том же куске земли?

Например, вспоминают цветоводы, Литва во времена СССР была центром по популяризации тюльпанов. Луковица редкого сорта стоила один рубль. Рачительный литовский цветовод за деньги высылал партнёрам из разных уголков Советского Союза до 1 тысячи луковиц в год. Но были настоящие промышленники, которые продавали до 10 тыс. луковиц тюльпанов в сезон.

Ареал получателей был огромен: от Калининграда до Владивостока, от Норильска до Ташкента. Посылки и бандероли шли наложенным платежом, деньги возвращались в Литву адресатам-отправителям. Такие формы творческо-деловой активности увлечённых людей не только не запрещались, но и всячески поддерживались государством. Ни о каком незаконном обогащении речи не было. Впрочем, как не было и еврочиновников из Брюсселя.