Алкоголь/Табак Важное Отрасли

Что ждет акцизные товары в 2017 году?

23 ноября состоялось заседание парламентского Комитета по налоговой и таможенной политике на встрече рабочей группы по акцизам – ключевому источнику наполнения госбюджета 2017 года.
Кроме нардепов членов Комитета, на встрече присутствовали представители Минфина, общественных организаций, производителей и эксперты, среди которых был и Эрик Найман, который прокомментирвал эту встресу так:
Минфин начал с уверения, что все его предложения были обсуждены и поддержаны индустриями. На самом деле все оказалось с точностью до наоборот. К сожалению, не первый раз.
Пиво: уже сегодня акцизы для этой отрасли выше, чем в ЕС (в Германии, например). И Минфин предлагает их поднять еще выше (на +20% с 1 января 2017 года). Представитель одного из производителей сказал, что каждый день подписывает приказы на увольнение сотрудников. Отрасль катастрофически сокращается и находится в критическом состоянии. По статистике темпы падения производства пива в Украине составляют 5% год-к-году. Сложно полностью понять логику Минфина. Но, похоже, она строится на следующем допущении. Раз мы подняли в 2016-м году акциз на пиво в 2 раза, а производство сократилось лишь на 5%, то ничего ужасного для отрасли не произошло, а госбюджет получил неплохую прибавку. Вот только эти расчеты не учитывают падение по налогу на прибыль, подоходному налогу и взносам в пенсионный и социальные фонды от работников отрасли, а также по НДС. Также нужно учитывать отложенный негативный эффект при скачокообразном повышении акцизов (лаг 3-4 месяца). В итоге могу констатировать активное манипулирование цифрами со стороны Минфина. Реальных полноценных расчетов влияния повышения акцизов на госбюджет так и не последовало.

Водка: 40% рынка уже находится в тени. Масштаб проблемы красноречиво продемонстрировала недавняя эпидемия отравлений суррогатом. На этом фоне Минфин предлагает повышение акцизной ставки на 20%, в то время как представители индустрии настаивают на повышении не более чем на уровень инфляции. Из позитива – наконец-то повысили минимальную розничную цену (МРЦ) на водку, вернув ее на прежний уровень. Напомню, что именно МРЦ является главным рыночным инструментом борьбы с теневым рынком, а также с недобросовестной конкуренцией.
Слабоалкогольные напитки: недальновидность акцизной политики Минфина олицетворяет пример со слабоалкогольными напитками (крепость до 8,5%). С 1 марта 2016 года ставка акциза на этот сегмент выросла на 300% и стала вдвое выше, чем на водку. Что по факту сделали производители? Они начали производить продукцию с более высокой крепостью, к примеру 8,6%, и таким образом вывели ее из зоны действия этих завышенных ставок. А что сделали потребители? Стали покупать водку и мешать ее с соками и т.п., самостоятельно получая слабоалкогольные напитки. В итоге запланированные Минфином доходы в бюджет от этого вида продукции не поступили (хотя частично объем спроса и перекочевал в водку, но водочники этого особо не заметили – спад отрасли в текущем году составляет 7% и в конце года ускорился до 12%). Вопрос: зачем наступать на известные грабли?

Табачные изделия: Минфин предлагает повысить специфическую составляющую акциза на 30% и адвалорную – с 12% до 15%. При этом трое из четырех производителей категорически против принятия адвалора и не понимают, какой эффект от этого собирается получить Минфин. Нардепы и производители задали Минфину несколько вопросов:
1. Минфин запланировал доходов от понятия адвалора на 1,9 млрд. грн. Научные расчеты показывают, что по факту этот доход не превысит 400 млн. грн. Как так?
Вразумительного ответа не последовало. По расчетам самого Минфина, если акцизы поднимутся по его предложениям, цены на дешевые сигареты вырастут на 3,1 грн/пачка, а дорогие на 4 грн/п. Какая будет реакция потребителей? – верно, миграция в дешевые сорта. Какие будут последствия для бюджета? – недополученные поступления.
2. Две недели назад повысили МРЦ на водку, а почему нет минцены на сигареты?
Ответ Минфина: нелегального рынка сигарет нет, минцена не нужна.

NB: в процессе дискуссии один производитель заявил, что минцена на сигареты запрещена судами ЕС. На самом деле оказалось, что в ЕС производителям запрещено продавать сигареты ниже себестоимости (что, исходя из цен, и происходило в этом году в Украине). Такая упорная «защита» Минфином рынка от введения МРЦ непонятна, если учесть явный и значительный положительный эффект на госбюджет. Почему-то в одних случаях Минфин настаивает на своих весьма сомнительных расчетах, а в других не видит и не признает очевидного. Возможно, прояснить ситуацию может прослушка от НАБУ.

3. А как же дополнительные поступления в бюджет? У вас есть уверенность, что резкие ценовые колебания в табачной отрасли не повторятся? Бюджет в 2016 году из-за этого уже недополучил 2 млрд. грн.
Ответ Минфина: это не наша проблема, это проблема производителей (!).
То есть недополучение 2 млрд.грн., оказывается, является проблемой не Минфина, а рынка. Тогда тем более возникает вопрос, чьи интересы защищает Минфин – госбюджета или кого-то еще.

Выводы и рекомендации от Эрика Наймана:
1. Минфин должен начинать общение с бизнесом не в конце года, перед принятием бюджета, а разработать долгосрочную, прозрачную и прогнозированную налоговую политику, чтобы государство могло нормально планировать реальные доходы в бюджет, а бизнес – свою деятельность.
2. В своих расчетах Минфин должен учитывать комплексный эффект от резкого увеличения акцизов, с учетом влияния на налог на прибыль, НДС, подоходный налог и другие сборы и платежи в бюджеты разных уровней.
3. Остановить уничтожение пивной и слабоалкогольной индустрии.
4. Разработать эффективные меры борьбы с теневым рынком алкоголя, а не убивать оставшихся легальных производителей. Именно борьба с теневым рынком должна стать главным источником увеличения суммы акцизов от алкогольной отрасли.
5. Специфический компонент акциза в индустриях повышать прогнозируемо и поэтапно, с учетом инфляции и роста доходов населения. Стабилизировать или снизить ставку адвалорного компонента в табаке как ненадежного источника поступлений от акциза, что связано с миграцией потребителей дорогого продукта в дешевый сегмент.
6. Урегулировать порочную практику излишнего накопления запасов табачной и алкогольной продукции перед повышением акциза. Дело в том, что с водки и сигарет акциз уплачивается в момент заказа марок акцизного налога, то есть действующий на момент их производства. Работая на склад перед повышением акциза, казна видит негативный эффект от повышения ставок в виде резкого спада производства лишь спустя 3-4 месяца.
7. На сигареты нужно установить минимальные розничные цены или ввести аналогичный механизм, который гарантировал бы стабильные и прогнозируемые поступления в бюджет, причем не только от акцизов, но и других видов налогов и обязательных платежей.

 

Олег Стрекал также прокомментировал:

1. Доходы от повышения адвалора. Минфиновский сценарий повышения «30% специфики + 3пп адвалора» приносит в бюджет на 1,9 млрд гривен больше, чем поднятие на 30% только специфики. Не само поднятие авдалора, а весь сценарий. Почему? Поднятие специфики и адвалора в комплексе ведут к тому, что адвалорный налог начинает платиться с пачки ценой 18,50 грн. Это значит, что с 1 января, при новых ценах, адвалор будет платить практически весь табачный рынок (никаких поблажек низкому ценовому сегменту). Если же поднять на 30% только специфику, то адвалор начнет платиться с пачки ценой 23 грн и база его применения сузится.
2. Ценовые войны на табачном рынке. В них активно участвовали три компании – PMI, ВАТ и JTI. В первые месяцы 2016, после повышения акциза на 40%, эти компании полностью абсорбировали налог, не переложив его на потребителя и продавая до 80% портфелей по цене, ниже акциза и стоимости производства. Цель – любой ценой увеличить долю рынка. Словосочетание «любой ценой» имеет конкретное цифровое измерение: за 8 месяцев войны эти компании на троих потратили около 7 миллиардов гривен, покрывая убытки от продаж ниже экономически обоснованного уровня. Повторить такое упражнение в 2017 году им никто из штаб-квартир не позволит. Так что цены на сигареты буду расти.
3. Минимальные цены. Концепция предложена PMI как инструмент анти-конкурентной борьбы. Сначала путем резкого снижения цен вы берете долю рынка, а потом вводите минимальные цены на нужном для вас уровне и «замораживаете» на пониженном уровне доли конкурентов, вынуждая их продавать более слабые локальные бренды по одной цене с вашими более сильными международными.
Государство было втянуто в борьбу за минцены через ГФС и лично Романа Насирова. В проекте постановления Кабмина о введении минцен была изначально прописана лукавая формула, которая искусственно завышала минцены до уровня, которого просил PMI (17 гривен для сигарет с фильтром, позиции, где доминировал их «Бонд»).

Премьер Яценюк поломал эти хитрые расчеты и дал указание установить уровни минцен 13 грн для бесфильтровки и 15 грн для фильтра. В середине февраля Кабмин должен был утвердить это постановление и эти уровни цен. Но утром перед заседанием Яценюку передали письмо от Главы Делегации ЕС в Украине, в котором было четко сказано, что минцены нарушают обязательства Украины в рамках Соглашения про Ассоциацию. Поэтому Кабмин в тот день отказался принимать постановление о введении минцен, а принял проект закона об отмене минцен! Кабмин Гройсмана тоже отказался принимать минцены. Премьер даже разглядел коррупцию в этом проекте.
Евросуд отменил минцены в 6 странах ЕС, где они были введены. Но суд не возражал против того, чтобы государства запрещали продажу сигарет ниже себестоимости и налогов. А это другая история. Это значит, что каждый бренд в портфеле каждой компании должен иметь свой «уровень безубыточности». В Украине эта норма означала бы, что на рынке с 300 SKUs должны были быть установлены 300 различных «уровней безубыточности», а не единая минимальная цена для всего рынка!
4. Анти-форстоллинг. Идея в теории правильная, но все зависит от того, как меры по предотвращению накопления сигарет перед повышением акциза будут прописаны. Алгоритм можно сочинить так, что анти-форстоллинг станет средством анти-конкурентной борьбы, с помощью которого можно искусственно сдерживать активности конкурентов: запуски новых брендов, релокацию производства, долю рынка и т.д. Именно из-за высоких рисков анти-конкурентности в украинской табачной индустрии нет единого взгляда на механизм анти-форстоллинга. Проект, разработанный PMI, не обсуждался в индустрии. Перед тем, как двигать идею в массы, ее следовало бы проанализировать всей индустрией, чтобы она не оказалась чьим-то корпоративным лоббизмом.

Добавить комментарий