Интервью

Природа лоббизма: что такое хорошо, что такое – плохо

Заслуженный юрист Украины, эксперт Венецианской комиссии Марина Ставнийчук и предприниматель Тимур Чмерук обсудили, почему лоббизм в Украине не получается вывести на новый, официальный уровень.
В последний год тема лоббизма была вынесена на новый уровень дискуссии. В рамках подготовки ко II Международному GR-Форуму, профильные эксперты, политтехнологи, политики обсудили вопросы внедрения и развития в Украине так называемых Governmental Relations.

В ходе обсуждений стало понятно, что лоббизм в Украине старается выйти на новый уровень. Подробнее об этом процессе в эфире радиостанции Голос Столицы рассказали заслуженный юрист Украины, эксперт Венецианской комиссии, Председатель правления Общественного объединения “За демократию через право” Марина Ставнийчук и предприниматель, партнер международной инвестиционной компании Base capital management, член Украинской ассоциации профессионалов в сфере GR и лоббистов, советник по привлечению иностранных инвестиций Херсонской ОГА в 2013-2014 гг., руководитель ряда проектов по привлечению иностранных инвестиций в сферу IT и девелопменту Тимур Чмерук.

Насколько международный форум помог изменить отношение к лоббизму? Ставнийчук: Вряд ли сегодня в Украине есть полное понимание необходимости внедрения лоббизма как составной части политически-демократического процесса. И форум, который недавно состоялся в Киеве, объединил экспертов, объединил тех, кто в международных компаниях занимается GR-пиаром. Все, кто принимал участие в этом форуме, действительно пришли к той позиции, что есть необходимость сегодня серьезно производить систему законодательства, которая бы институцилизировала лоббизм в Украине, предоставила ему абсолютно цивилизованные рамки и принципов, чтобы действительно с эффективной пользой для общества, экономики использовать этот демократический институт, который функционирует уже давно в тех же США, в европейских странах. Чмерук: В ходе этого форума было дано четкое определение, что лоббизм в Украине существует. Однако он до конца не осветлен в законодательном поле — и это является проблемой. Потому что в развитых странах лоббизм достаточно развит — и введен в законодательное поле. Кампании по лоббизму в США работают следующим образом: сенаторы имеют огромное давление на президента, а задача лоббиста — чтобы избиратель подействовал на своего сенатора.

Но насколько это возможно в Украине — с учетом того, что либеральной экономики нам еще очень долго ждать? Ставнийчук: У нас лоббизм уже существует, но словно в кривом зеркале. Коррупционная составляющая присутствует в виде характера деятельности тех или иных групп, которые не всегда учитывают экологические, социальные, экономические факторы. Если бизнес видит цель, то он не видит препятствий для того, чтобы решить лично свой вопрос. И пока мы говорим о лоббизме, который существует прежде всего на правительственном и парламентском уровне. И на президентском уровне тоже. Это совершенно очевидно, потому что довольно часто, скажем, есть определенные заангажированные те или иные общие решения парламента, президента, если говорить о принятии законов, потому что законы парламент принимает, а президент подписывает. Чмерук: Наша же задача сегодня — собрать сообщество и в бизнесе, и во власти, и в экспертной среде, чтобы подготовить определенную законодательную, институциональную основу, специальный закон. Если есть необходимость, подготовить соответствующие проекты нормативно-правовых решений на уровне правительства, чтобы эту систему, которая существует в закрытом, гипертрофированном виде в Украине, правильно урегулировать с точки зрения обеспечения интересов общества и государства. Были уже три волны таких попыток, но ни разу не было результата. У власти как раз запроса такого нет, ведь она имеет определенные выгоды. Насколько готов представительский класс бизнеса объединятся в эту единую структуру, которая должна решать вопросы, учитывающие их интересы и интересы государства, а также налогоплательщиков? Чмерук: Для бизнеса, естественно, это очень интересно, потому что таким образом они смогут воздействовать на власть. К примеру, в строительной области мы инициировали объединение, чтобы эффективно воздействовать на распределение земли, чтобы строители принимали непосредственное участие в плане расстройки города. Тогда формируется более правильный ценовой подход продажи жилой недвижимости. Ставнийчук: Есть пример политического лоббизма в двух законопроектах в Украине, которые, на мой взгляд, сыграли важную роль в политическом процессе. Первый закон — об ассоциации в местном самоуправлении. В 2007 году я пришла работать в администрацию президента Ющенко. Мы готовили встречу президента с представителями местного самоуправления, и один из ключевых вопросов — это принятие соответствующего закона, который бы давал возможность создавать ассоциации в местном самоуправлении, чтобы решать вопросы, связанные с решением местных и региональных проблем. Президент дал такое обещание. Достаточно сложно было пробить это и в самой Администрации президента, даже на уровне аппарата, который настаивал на том, что не имеют права органы местного самоуправления создавать свои ассоциации, потому что это не предусмотрено Конституцией, Законом “О местном самоуправлении в Украине”. Как удалось решить этот вопрос? В парламенте, когда этот законопроект был подан президентом, нам пришлось пройти несколько серьезных комитетов ВР, подкомитет строительства, где тоже не было понимания необходимости создания таких ассоциаций. Закон был принят, за него голосовало большинство, причем и оппозиция, закон работает до сих пор. На сегодняшний день работают четыре ассоциации, которые объединяют усилия. Очень важно, на мой взгляд, чтобы эти ассоциации объединились в одно партнерство при реформе децентрализации. А каким был второй закон о лоббировании? Это Закон “Об объединении граждан”. Длительный период времени Украине делались замечания о том, что тот закон, который был принят в этой сфере еще в 1991 году, не соответствовал европейским стандартам. Лоббисты в сфере профессиональной, так называемые “грантоеды”, которые подготовили законопроект, сделали его ненужным, но по десять раз получили международные гранты, хорошо подправили свое положение. Но с точки зрения дела этот закон не работал. Пришлось отработать вместе с экспертами действительно серьезный, нужный закон. Затем в парламенте мы еще прошли огромный путь, 366 голосов — и оппозиции, и власти — “за”. Он способствовал даже тому, что многие общественные организации принимали участие в Революции достоинства позже. Чмерук: Есть пример из строительства. Если говорить о просветительской работе самих застройщиков по поводу позитивных сдвигов, например, использования новых технологий, тут возникает между ними некая недоговоренность, поскольку они вместе не объединены. Это огромная проблема, но при этом отличная возможность для всех застройщиков объединиться и показать, что совместно можно делать великие дела, совместными усилиями вырабатывать более современную структуру города, которая будет более приятна. Украинское фото Золотарев: Коломойский продолжит лоббировать свои интересы в новом Кабмине Ставнийчук: Общие правила, общий контент ведения той или иной политики, на мой взгляд, должно задать государство. Медиа между собой конкурируют за рейтинги, за влияние, а это все деньги. И конкурируют те или иные бизнес-структуры, эта конкуренция и побеждает. А на самом деле мы имеем уже второй или третий год Министерство информационной политики, которое так и не смогло предложить на государственном уровне концепцию информационного развития страны. Потому что они считают, что их задача добивать тех, кто критикует власть. Каким образом лоббизм поможет власти на местах? Задача местного самоуправления — формировать город таким образом, чтобы он был удобным средой для тех людей, которые там проживают. До каких пор Киев, столица Украины, будет застраиваться без соответствующего плана градостроительства? И этот вопрос должен быть на стыке лоббизма и ассоциации местного самоуправления, которое должно работать с городским советом, с городским головой в этом вопросе, с соответствующими структурами в исполнительной власти. К сожалению, сейчас мы не имеем исполкомов, хотя три года уже говорим, что децентрализация в действии. С другой стороны, это прямая заинтересованность для бизнес-структур в строительной отрасли, потому что они четко могут прогнозировать свою деятельность. Та же Россия во многих вопросах пошла на несколько шагов вперед. И когда ты сегодня говоришь с крупными строительными компаниями в Украине, они говорят о том, что российский рынок им предлагает: пожалуйста, город средней руки, регионального уровня, дается 10-20 гектаров, подведены коммуникации, приходи и строй. У меня на днях был разговор с руководителем одной из крупных строительных компаний, он говорит: предложения все время поступают. Пожалуйста, стройте. Но руководство региона выставляет только одно условие: цена за метр квадратный должна быть не выше такой-то фиксированной цены. Потому что они понимают покупательную способность своего населения и не могут допустить того, что дома стоят, как у нас сейчас по Киеву: много строится, мало продается. Потому что есть своя рентабельность, но никто ее не посчитал, насколько она приемлема и для людей и для строителей. Чем раньше Украина придет к нормальным цивилизационным отношениям во всех сферах, тем лучше будет для людей, для самого государства, потому что оно реально на грани краха. Полный хаос, какой вопрос ни возьми.

На каких правах должен существовать лоббизм, необходима ли ассоциация лоббизма? Ставнийчук: В нашей прессе появляются сообщения о том, что в США того или иного украинского политика лоббировали по тем или иным вопросам. Эта информация появляется из-за того, что лоббистские организации в США пишут отчеты о своей деятельности и платят налоги по тем или иным сумм. Четко понятно, что лоббизм в западном мире существует для того, чтобы принимать те или иные управленческие решения на центральном уровне. А эти решения принимаются формализовано на уровне парламентов стран или на уровне правительств стран. И поэтому нам ничего не нужно придумывать в этой сфере, нам просто нужно использовать их лучший опыт, посмотреть, насколько наши люди бывают, как в пословице “Голь на выдумки хитра”. У нас любой нормальный демократический институт могут вывернуть наизнанку. Если мы хотим развивать нашу страну и поднять ее на другой, качественный уровень развития, нам надо подходить ко всем процессам системно и комплексно, потому лоббизм в данном случае можно рассматривать только как составляющую определенного политического процесса. Я считаю, что к этому нужно подходить на конституционном уровне. Очень важно, чтобы государство, общество и бизнес могли в обязательном порядке отрабатывать приоритеты развития на дальнюю, среднюю и ближайшую перспективу. Как обычно работают над вопросом лоббизма правительства? Пришло новое правительство, сбросило все грехи на предыдущее, сказало, что оно было плохим, а мы будем другими. Но снова продолжает ту же политику, которую вел предыдущий Кабмин — в сфере налогов и в сфере бюджетной. И сейчас правительство Гройсмана говорит, что удвоение тарифов — это большое благо для страны и никто не пострадает. При этом мы четко понимаем, что в стране 80 млрд грн идет на оборону, 41 млрд на образование и более 90 млрд на дотации по тарифам. Правительство, когда принимает такое решение, понимает, что делает? Что 80% населения должно быть охвачено определенными дотациями, доплатами от государства за то, что они не способны заплатить. Нонсенс. Как можно решить вопрос налогов и тарифов благодаря лоббизму? Если бы в установленном порядке соответствующие ассоциации попробовали бы объединять бизнес, каждый выработал бы свое видение и лоббировал те или иные налоги, те или иные ставки банковские, чтобы понимать: бизнес должен развиваться, ставка по кредитам в банках должно быть только такая и не больше. Ведь государство не может спрогнозировать своего экономического развития. С другой стороны, правительство в лице Минэкономразвития давало бы план экономического развития. То есть правительство, президент — как гарант национальной безопасности — садились бы за круглый стол в обязательном порядке раз в десять лет, чтобы отрабатывать стратегию, а раз в пять лет отрабатывать среднюю стратегию, и раз в год говорить о ситуативных вопросах — и только тогда формировать государственный бюджет Украины, на основе этих договоренностей. Эти инструменты, тот же социальный договор, были заведены в законодательстве с 2010 года при так называемом “прежнем режиме”. Это был правильный институт, и закон был правильный введен, но он не работает. И здесь лоббизм может быть очень серьезной составляющей этого переговорного процесса. Он крайне необходим.

Чмерук: Да, в Украине существуют эффективные практики, когда воздействие ассоциации влияло, например, на ту же отмену спецрежима НДС. И НДС не отменили для агропредпринимателей. И тут еще одна проблема – это плановость. В Украине не существует плановости развития страны. Ставнийчук: Но на этапе формирования бюджета на 2016 год все равно забрали упрощенный режим налогообложения. То есть на одном этапе отстояли, на другом — нет. Единственное, чем можно ситуацию исправить, это вывести лоббистскую деятельность в прозрачную плоскость, то есть задать понятные, одинаковые правила игры, перевести ее с закрытой зоны в легальную деятельность. Этот рецепт всегда одинаков. В разных сферах, где есть коррупция, только легализация, открытость процесса дает возможность контроля, ответственности. Чмерук: Наша основная цель – чтобы понятие лобби не превращалось в понимание того, что кто-то кому-то носит взятки. Сейчас в больших корпорациях существуют отделы по лоббизму, по работе с бизнесом, властью. Выстраиваются эффективные компании. В Украине, к сожалению, законодательство не готово к этому явлению. Наша первоочередная задача – подготовить законодательство, чтобы это понятие вышло в правильное русло. К слову, эксперт гражданской инициативы “Реанимационный пакет реформ” Владимир Дубровский заявил в эфире радиостанции Голос Столицы, что облагать налогом использование рабочей силы неправильно, поэтому политикам стоит задуматься над полной отменой ЕСВ.

Ранее председатель всеукраинской общественной организации “Союз защиты предпринимательства” Сергей Доротич заявлял, что ГФС — это “змеиное гнездо в нашей государственной машине”.

Добавить комментарий