Новости

Мастер-класс Дмитрия Зимина в ГУ-ВШЭ

24 марта в ГУ-ВШЭ прошел очередной семинар в рамках программы Willard Hotel, организованный Центром по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Lobbying.ru. На этот раз гостями семинара стали — Дмитрий Зимин и Евгений Ясин.

Артем Морозов, модератор мероприятия, предложил основателю “Вымпелкома”, который выступал основным докладчиком, сконцентрироваться на проблеме масштабирования компаний и сопутствующего изменения лоббистских схем. Особо ведущий попросил остановиться на проблеме возможного или необходимого изменения бизнес-этики, системы ценностей в тот момент, когда бизнес становится “большим”. Дмитрий Зимин пожелание учел, но говорил больше о “наболевшем”.

Долгое выступление одного из основателей отечественной сотовой связи было посвящено двум эпизодам его лоббистской деятельности, и, шире, двум эпохам российского лоббизма. Но начал Дмитрий Зимин с более далеких времен. Первые 30 лет своей трудовой деятельности будущий глава компании, капитализация которой приближается сегодня к $40 млрд., работал в системе ВПК, в знаменитом Радиотехническом институте (РТИ), где сегодня находится головной офис “Билайна”. В РТИ Дмитрий Борисович Зимин дослужился до зам. главного конструктора, защитил докторскую, но как только появилась возможность, ушел в бизнес: “раньше не мог, был Союз“. Бизнес оказался связан с радиотехникой — накопленные в советские времена контакты и компетенции позволили открыть одну из первых сотовых компаний. 

История первая: битва за GSM
В “Вымпелкоме” Дмитрий Борисович, по его собственным словам, всегда играл именно роль лоббиста — сама телекоммуникационная отрасль является очень зарегулированной, необходимо получение множества разрешающей документации, в основном от Минсвязи и Минобороны. Видимо, тут никаких проблем не возникало, потому что более 10 лет назад, в 1996 г., “Вымпелком” стал первой российской компанией, вышедшей на Нью-йоркскую биржу. 

Однако, радость была неполной — у публичной компании не было лицензии на работу в стандарте GSM-900.

Мы, чтобы ни с кем не воевать, работали в американском стандарте AMPS, а также имели лицензию на DCS-1800 (он же — GSM-1800), — пояснил Зимин. 

По его словам, компании жизненно был необходим доступ к GSM-900, сети, которая в настоящий момент является самой популярной в мире. Поэтому известие, что лицензию на этот стандарт через компанию “Россика” получил главный конкурент “Билайна” — “МТС”, повергло Дмитрия Зимина в ужас: “нам пришла смерть!”. 

Мало того, решение было совершенно неожиданным — незадолго до этого глава Госкомсвязи Александр Крупнов выпустил документ, согласно которому выдачи новых лицензий “не планировалось”. Такой поворот событий Дмитрий Зимин объяснил влиянием другого лоббиста — московского мэра Юрия Лужкова, у которого, как известно, прекрасные отношения с владельцем “МТС” и главой АФК “Система” Владимиром Евтушенковым

Консультации Дмитрия Зимина у Александра Крупнова, а позже — у его преемника Владимира Булгака, результатов не принесли — “Вымпелкому” предлагалось “попросить Лужкова”. Все изменилось с назначением на пост вице-премьера Бориса Немцова, принявшего Дмитрия Зимина у себя в кабинете весьма благосклонно: “Ага, Лужков… Так, ну что тебе надо? А вы денег соберете, чтобы помочь бюджету?“. В итоге лицензия была получена, а в качестве вспомоществования бедному тогда правительству “Вымпелком” обязался перечислить $30 млн. на счет Роскосмоса.

Однако радость оказалась преждевременной. 

Через несколько дней звонит Немцов и просит спрятать документ о разрешении работы в GSM-900 подальше в сейф. Выясняется, что поступил запрет Крупнова, — вспоминает Дмитрий Борисович Зимин. 

В то же время лицензию на GSM-900 неожиданно получил “Связьинвест”. Это было вызвано активностью таких лоббистов, как Потанин и Рашников, занимавшихся приватизацией компании и посчитавших, что лицензия увеличит ее стоимость. В итоге для “Вымпелкома” перспективы получения разрешения стали совсем призрачными. 

Ситуацию спас дефолт, разразившийся через три дня. Вскоре в кабинете Немцова уже сидел Юрий Маслюков. Дмитрий Зимин отозвался о нем так: Вообще я коммунистов не люблю, но Маслюков — приятное исключение

С “приятным исключением” и, кстати, бывшим лидером всего военно-промышленного комплекса СССР, удалось подписать протокол, приостанавливающий выделение $30 млн. Роскосмосу. Но главное, в протоколе была фраза “остальные пункты документа остаются в силе” — т.е. работа в GSM-900 была разрешена. Вскоре “Билайн” запустил соответствующую сеть, которая и работает по сей день. “Если бы нам не дали прав [на GSM-900], “Вымпелкома” бы сейчас просто не было“, — сообщил Дмитрий Зимин. 

История вторая: Как похудеть в Париже 
Второй важный эпизод в истории “Вымпелкома” произошел уже в 2004 г., когда у власти находился Владимир Путин, и когда набирало силу преследование “Юкоса“. Дмитрий Зимин, уже отошедший к тому времени от активного бизнеса, тогда участвовал в турне Вольного экономического обществаГавриила Попова, проходившем на Кубе. В это время ему позвонили адвокаты и рекомендовали не торопиться возвращаться. 

Претензии “Вымпелкому” предъявила ФНС. Федеральные фискалы обвинили компанию в налоговой недоимке, возникшей в результате взаимоотношений с дочерним КБ “Импульс”, формальным владельцем лицензии на GSM. Дмитрий Зимин решил отсидеться во Франции.

Сижу в Париже, тоска зеленая. Экскурсию для нас проводит Андрей Гучков, потомок Александра Гучкова (министра Временного правительства, лидера партии “Октябристов”). Слушаю вполуха, все жду звонка о начале обысков…

Через некоторое время все претензии были сняты, и Дмитрий Зимин вернулся в Россию.

Выяснилось, что это был конфликт между чиновниками. Но он стоил нескольких сот миллионов долларов компании и четырех килограммов сброшенного веса мне.

На этот раз никаких лоббистских действий бывший глава “Вымпелкома” не предпринимал, или решил о них умолчать. Зато, как выяснилось, на защиту компании встал давний друг Зимина Евгений Ясин. 

По его словам, атака на “Билайн” сразу после старта развала “Юкоса” в случае своей успешности стала бы настолько сильным сигналом для рынка, что падение могло бы быть критическим. Поэтому Евгений Ясин позвонил Алексею Кудрину, а затем при личной встрече сообщил свои соображения Александру Жукову. Оба высокопоставленных чиновника никак не прокомментировали ситуацию своему бывшему коллеге, однако, уверен Евгений Ясин, приняли информацию к сведению. А затем “пошли к Путину, что и возымело последствия“. 

Между тем, по слухам, известным Евгению Ясину, министр связи Леонид Рейман, которого многие считали инициатором атаки на телекоммуникационный актив конкурентов из “Альфа-групп“, в это время обратился к зам. главы Администрации Президента Игорю Сечину с примерно такой речью: “Игорь Иванович, прекрати ты это дело, на меня же все свалят…“. 

У меня есть ощущение, что люди Игоря Ивановича хотели провернуть то, чем потом занимался Шварцман, т.е. сбить цену на актив, а потом получить над ним контроль, — заметил Евгений Ясин. 

Итог встречи в Вышке подвел Дмитрий Зимин. По его словам, эпохи до и после 2001 г. совершенно различны в плане лоббизма и вообще взаимоотношений государства и бизнеса. В 1990-е высшие чиновники “были нищими“, сейчас же они активно включились в экономическую деятельность, построив чиновный капитализм. 

Несомненно, такие перемены крайне пагубно влияют на деловой климат и общественную жизнь России, — заявил Дмитрий Зимин, и добавил, — А что касается этики, то наибольший процент порядочных людей мне встретился среди крупных ученых и крупных бизнесменов